сайт
NEW
Накликали

ВРЕМЯ ПРОСТЫХ ПРОЕКТОВ НА РОССИЙСКОМ РЫНКЕ ЭЛЕКТРОННОЙ КОММЕРЦИИ ПРОХОДИТ, А ИГРОКАМ ЭТОЙ ИНДУСТРИИ УЖЕ ПОРА ЗАДУМАТЬСЯ О ТАКИХ МАТЕРИЯХ, КАК УНИКАЛЬНОЕ ТОРГОВОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ И ИННОВАЦИИ. ИНАЧЕ НОВЫЕ, БОЛЕЕ ПРОДВИНУТЫЕ СТАРТАПЫ ЛЕГКО ОТОДВИНУТ НА ОБОЧИНУ НЫНЕШНИХ ФАВОРИТОВ.

В известном детском стихотворении Агнии Барто есть такая строчка: «А я не знал, что я расту». Российский рынок электронной коммерции уже давно преодолел эту стадию. Три года подряд этот сегмент демонстрировал впечатляющую динамику, прибавляя в среднем по 30%. В 2010 году отечественная e-commerce «стоила» 240 млрд рублей, в 2011-м — 320 млрд, а по итогам прошлого, по предварительным данным, добралась до отметки в 410 млрд.

Лидеры отрасли в своих выступлениях щедры на оптимистичные оценки и обещают расти темпами, которые в два–три раза (а то и в семь!) превысят показатели роста самого рынка. Да и увеличение количества российских проектов в области e-commerce, в которые вкладываются венчурные инвесторы, как будто подтверждает: рынок этот действительно выглядит аппетитно. Но так ли все легко и благополучно на самом деле?

Тормозим?

Отметим для начала «эффект низкой базы»: легко удивлять темпами прироста, когда растешь практически с нуля. Насколько большой индустрией может быть онлайн-торговля, видно по США, где объем рынка электронной коммерции в 2011 году составил $210–230 млрд, то есть в двадцать с лишним раз больше, чем в России. Есть к чему стремиться! Но сколь долгим будет нынешний подъем?

Казалось бы, задавать такой противный вопрос рановато. Однако эксперты фиксируют снижение темпов роста уже сегодня. И если это правда, впору задуматься не об очередных достижениях, а скорее о грядущем снижении инвестиционной привлекательности как всего сегмента в целом, так и ключевых игроков.

Все привыкли к сезонности офлайн-ритейла: самый высокий пик продаж в году — декабрь, после которого рынок возвращается на круги своя. В российской электронной коммерции все последние годы сценарий был иным: после декабрьской покупательской лихорадки — незначительное снижение оборотов в январе, и вскоре рынок закреплялся на декабрьских рубежах — словно объемы продаж этого месяца задавали планку на весь следующий год, знаменуя собой подъем на новую ступеньку. Так вот: ступеньки год от года становятся все ниже. В первом квартале 2011‑го рост российского рынка e-commerce составил 38%, а в первой четверти 2012-го — только 29% (данные компании Data Insight). Насколько ниже окажется ступенька в 2013 году, судить пока сложно. Но уже можно с уверенностью говорить о влиянии целого ряда факторов, которые вполне способны скорректировать оптимистичные прогнозы, выстраиваемые игроками рынка «от достигнутого».

В частности, по итогам прошлого года эксперты отметили отсутствие новых сегментов-«локомотивов». Прежние «локомотивы» сильно сбавили пар’ы, перестав опережать по темпам роста рынок в целом, а то и вовсе начав отставать. Так, по оценкам Data Insight, всего на 25–30% росли такие сегменты, как «Электроника и техника», «Косметика и парфюмерия» и «Украшения и подарки». А сегмент «Одежда и обувь», на который многие инвесторы делали ставку в предыдущие два года, вырос за год не более чем на 20%, то есть хуже рынка в целом. «Можно предположить, что активные рекламные кампании и вирусный маркетинг за два года охватили всех, кто был психологически готов к покупкам одежды в Интернете, — замечает Борис Овчинников, директор по исследованиям компании Data Insight. — Не исключено, что этому сегменту просто нужна пауза, чтобы «подросло» пополнение».

Рост быстрее рынка — на уровне 40–50% в год — был зафиксирован только в трех сегментах e-commerce: «Товары для дома и мебель», «Товары для детей» и «Товары для спорта». Но направлений, которые росли бы в разы быстрее рынка в целом, как это бывало в предыдущие годы, по итогам 2012-го не обнаруживается вовсе.

Самый весомый сегмент — «Техника и электроника» — по-прежнему делает чуть ли не половину оборота российской онлайн-торговли физическими товарами (45%). «Рост прежде всего обеспечивается регионами, — говорит Борис Овчинников. — К 2015 году онлайн-продажи техники и электроники могут достичь 300 млрд рублей».

В 2011–2012 годах рынок электронной коммерции увеличивался за счет повышения числа пользователей Интернета, диверсификации онлайн-покупок, увеличения среднего чека и частоты покупок внутри отдельных сегментов. Некоторые «витамины роста» перестают действовать. Так, темпы подключения к Интернету новых пользователей, достигшие пика в 2010 году, пошли на убыль. Сейчас, по данным Data Insight, интернет-аудитория в нашей стране прирастает преимущественно за счет жителей малых городов и сел, людей старше 40 лет и тех, чей уровень доходов можно охарактеризовать как «средний» и «ниже среднего»; средний доход новых пользователей на 45% ниже, чем у тех, кто с Интернетом более семи лет. А это не самая перспективная целевая аудитория для онлайн-продавцов. Не следует забывать и о том, что среднестатистический пользователь Интернета, по статистике, «дозревает» до совершения покупок в онлайне в течение трех–семи лет.

Замедление роста демонстрируют многие крупные игроки. В частности, Российские железные дороги, которые в 2010–2011 годах ежегодно удваивали объем онлайн-продаж билетов (по итогам 2011-го их было продано около 11 млн штук) и повсеместно внедрили электронную регистрацию. В первом полугодии 2012‑го продажи выросли уже не в разы, а на 80% — даже несмотря на предложенную РЖД в мае пятипроцентную скидку при совершении покупки через Интернет.

Без паники!

Впрочем, нервничать пока рано. Первые сигналы о замедлении роста поступают, — но он все равно пока остается впечатляющим. Плюс 25% к объему рынка e-commerce в 2013 году и выход на оборот в $20 млрд к 2014-му эксперты считают вполне реалистичным прогнозом. Все эти позитивные «впечатления» напрямую конвертируются в те частные инвестиции, которые приходят в Рунет, и в том числе в отечественную электронную коммерцию. Так, в 2010 году в российские интернет-стартапы и «молодые» компании было инвестировано $225 млн в рамках 59 сделок, а в 2011-м — уже $540 млн, причем число сделок возросло в 3,6 раза — до 215 (данные Fastlane Ventures). По словам гендиректора Fastlane Ventures Марины Трещовой, последние два года продемонстрировали радикальный рост интереса инвесторов к проектам на посевной стадии.

Эксперты отмечают и беспрецедентный рост объемов грантового финансирования: за два года 61 стартап получил в виде грантов более $20 млн (до 2010-го эта цифра стремилась к нулю).

Анклав инноваций

Игорь Агамирзян
генеральный директор и председатель правления ОАО «Российская венчурная компания»

Интернет сегодня — это основной анклав инновационной экономики в нашей стране. И это не только самый быстроразвивающийся, но и лучше других инвестируемый рынок. По нашим оценкам, на сегодня примерно 50% всех инвестиций в технологический бизнес в России направлено именно в Интернет и информационные технологии, 25% — в биотех, еще 25% — во все остальные рынки. Из всех вложений в Сеть и информационные технологии в интернет-проекты уходит 35%, из которых 25–30% приходится на электронную коммерцию. То есть Интернет остается наиболее привлекательным сегментом с инвестиционной точки зрения, в который хорошо идут частные деньги. К сожалению, это характерно далеко не для всех технологических секторов. В последнее время наблюдается тренд увеличения частного финансирования в биотехнологии и фармацевтику, а, например, в сектор альтернативной энергетики, который является одним из лидеров по инвестициям в мире, вложений в России ничтожно мало.

Считаю, что за последние 10–15 лет для российского Интернета государство сделало максимум того, что могло. И этот максимум заключается в том, что оно не мешало Интернету развиваться самостоятельно — привлекать талантливых людей и инвесторов, создавать свободную и эффективно развивающуюся динамичную среду, определяющую новую социальную реальность.

Сегмент e-commerce в России пользуется у инвесторов очевидной популярностью. В 2010–2011 годах вложения в уже работающие e-commerce-проекты составили $423 млн, в стартапы — $323 млн. В итоге отечественный рынок электронной коммерции даже получил негласное звание «любимого сектора инвесторов». «Их внимание всегда притягивают растущие рынки и сегменты, — говорит Константин Шабалин, гендиректор SmartMarket.net. — А рынок e-commerce развивается сейчас гиперактивно: все-таки в масштабах всего мира это $680 млрд продаж в 2011 году — с перспективой роста до $1,5 трлн к 2015-му».

Прошлый год, по мнению Марины Трещовой, подтвердил интерес инвесторов к стартапам на рынке e-commerce в России: «Сегмент сохраняет свою привлекательность, потому что в любом случае это инструмент, в котором сразу можно прийти к большому количеству пользователей, можно продемонстрировать доходность, показать масштабируемость. А это интересно всем».

Среди сегментов электронной коммерции у инвесторов в любимчиках традиционно ходили электроника и бытовая техника, модный ритейл, товары для дома и мебель. Однако сейчас некоторые наблюдатели отмечают определенную смену приоритетов у инвесторов, работающих на российском рынке. Так, наиболее заметные сделки 2012 года были связаны все-таки с уже действующими, а не новыми компаниями: инвесторы больше склонны не «сеять» и «выращивать» перспективные интернет-проекты, а вкладывать в проверенные компании с «доказанной» моделью монетизации.

Достаточно посмотреть по списку самых крупных сделок года, кто стал получателями инвестиций: онлайн-площадка Wikimart.Ru ($30 млн; инвестор — хедж-фонд Tiger Global Management), интернет-магазин одежды и обуви Lamoda (по разным оценкам, от $55 до $80 млн; JP Morgan Asset Management), «Все инструменты» ($30 млн; основатели интернет-провайдера NetbyNet Вадим Курин и Грегори Беренштейн), «Сотмаркет» (оценочно — до $50 млн; IQ One).

Кажется, мы имеем дело с тем, что в инвестицион­ном сообществе называется «снижением аппетита к риску». «Напрашивается предположение о том, что мы наблюдаем смену тренда, — рассуждает Борис Овчинников (Data Insight). — Еще совсем недавно наибольшее внимание привлекали инвестиции совсем другого рода, когда фонды с мощной отраслевой экспертизой вкладывали большие ресурсы в создание и массированную, очень быструю раскрутку новых интернет-магазинов». Теперь же, по мнению эксперта, на инвестиции можно будет рассчитывать только тем, кто в чем-то является первым, лучшим: «Компания может быть первой в своей нише, первой в своем регионе, первой по качеству сервиса. Или хотя бы претендовать на это лидерство и иметь такие особенности, которые позволяют эти претензии реализовать. Инвестировать в тысячу первый магазин сотовых телефонов — уже не так неинтересно».

Крупные сделки 2012 года позволяют говорить и о том, что конкуренция на российском рынке e-commerce нарастает. В итоге стратегия развития проектов, которые уже успели о себе заявить, может строиться согласно двум сценариям: нужно привлекать инвестиции в более быстрое развитие или же тихо ждать, пока тебя «съедят» конкуренты. Так что, строго говоря, сценариев не два, а один.

— Особенностью современной информационной экономики является то, что я называю фазой спекулятивного роста отраслей и технологий, — анализирует ситуацию Александр Иванов, партнер венчурного фонда «Лайф.СРЕДА». — Обычно она следует за периодом быстрого относительного роста, который выглядит особенно впечатляющим благодаря эффекту сравнения с малой базой. Новые технологии создают новые рынки, которые стартуют фактически с нуля. Воодушевившись темпами в десятки и даже сотни процентов, и аналитики, и массовый рынок делают предположения о дальнейшем экспоненциальном росте. Однако скорость развития современных информационных технологий наряду с преимуществами дешевого и быстрого старта для новичков попутно формируют угрозу быстрого появления технологий следующей волны, которые способны полностью перекроить ранее возникшие отрасли. На мой взгляд, рынок e-commerce как раз вошел в эту стадию: в ближайшие два года он стабилизируется, а затем начнется замещение новыми проектами — на фоне громких провалов нынешних игроков. Очевидно, что следующей актуальной технологией станет m-commerce1. Но если смотреть еще на шаг вперед, я бы обратил внимание на феномен, который Google в одном из недавних исследований предлагает именовать t-commerce — потребление информации и сервисов с планшетных устройств2.

Александр Иванов не согласен с тезисом о том, что отечественная е-commerce «пошла на убыль». У этого рынка еще есть очевидные перспективы развития даже в краткосрочном периоде. «Сектор еще будет какое-то время развиваться, просто с рынка уйдут несколько переоцененных игроков, — подчеркивает Иванов. — Остальные консолидируются, а рынок в целом перейдет в фазу равномерного роста. Инвестиции же, по крайней мере со стороны венчурных фондов, имеют смысл в начале тренда. А e-commerce — уже не тренд. Скорее свершившийся факт».

Во что же тогда вкладываются венчурные капиталисты? В «пузыри», которые со временем лопнут? Борис Овчинников из Data Insight отчасти соглашается: что-то похожее на «пузырь» действительно имеет место. «Можно вполне уверенно утверждать, что какая-то часть уже сделанных инвестиций в конечном итоге разочарует инвесторов, — говорит он. — Но это нормальная история для растущего рынка».

Зато очевиден интерес к е-commerce со стороны российских микроинвесторов, отмечает Константин Шабалин, руководитель SmartMarket.net. Именно такова специализация его площадки — формировать новый для России рынок частных микроинвестиций. Однако микроинвесторам интересны не просто перспективные проекты, а прежде всего те, которые уже смогли себя зарекомендовать.

И все-таки будет кому работать и на ранних стадиях. По оценкам Марины Трещовой из Fastlane Ventures, на инвестиционном рынке сегодня много только-только сформировавшихся локальных фондов ранних инвестиций, которые просто не принимают «быстрых решений»: «Полагаю, что в 2013 году мы увидим их инвестиционную активность. Более крупные инвестиции действительно чаще всего идут от западных фондов, которые ищут «безопасных» вариантов инвестирования, предпочитая компании, находящиеся на более поздних стадиях».

Несомненно, сильными сторонами российского рынка e-commerce остаются его размер и все еще невысокая насыщенность. Вот почему появление в этом сегменте новых проектов, которые выглядят даже для неспециалиста довольно простыми и уж точно не инновационными, по мнению Марины Трещовой, — не просто вполне естественное явление, но даже своего рода «требование времени».

— Когда на рынке все еще ощущается «пустота», понятная и простая модель бизнеса интересна всем, включая пользователей и, как следствие, инвесторам, — объясняет Трещова. — Но интернет-компания должна быть, разумеется, профессиональной, с качественным продуктом и сервисом. Так что я бы не согласилась с утверждением «Электронная коммерция — это просто». Как раз напротив, особенно в России, где не так много бизнес-процессов, стоящих за электронной коммерцией, переведено в электронную плоскость. Не секрет, что процессы эти сегодня в основном остаются «в офлайне». И это основной вопрос всех инвесторов: как с этим справиться, как сделать тот или иной процесс эффективным, разумным по стоимости, чтобы участники рынка электронной коммерции имели прибыль в перспективе? Вот почему e-commerce остается сложным, можно даже сказать, одним из сложнейших бизнесов. Ну а инновационными я бы назвала те проекты, которые сделаны профессионально, просто и понятно. В этом и состоит инновационность на нынешнем российском рынке e-commerce.

А вот Борис Овчинников более категоричен: «По большому счету электронная торговля в части взаимодействия с покупателями — один из самых неинновационных элементов интернет-экономики. Главное здесь до сих пор — продажа, обслуживание клиента и логистика. Даже если посмотреть на американский опыт, на тот же Amazon — в той части, которая касается продаж физических товаров через Интернет, — мы не обнаружим большой инновационности. Разве что рекомендательные сервисы (которые работают все-таки не блестяще) можно считать одной из немногих заметных инноваций, которые реализовал Amazon, хотя и не был в этом первопроходцем. И если речь идет об инвестициях в e-commerce, то вкладываться предпочтительно не в идеи, а в команды, в уже накопленный опыт и набранные экономические показатели».

Финал органического роста

Пока крупные по российским меркам игроки рынка e-commerce, успевшие утвердиться в своих сегментах, ведут битву за новые инвестиции, а некоторые уже строят планы выхода на IPO где-нибудь в 2014–2016 годах3, эксперты пытаются определить дальнейшие тренды развития рынка.

Одним из них уже можно назвать выход онлайновых игроков в офлайн — процесс, отчасти стимулированный появлением в прошлом году проекта Enter, который совместил в себе онлайн-продажи с пунктами выдачи покупок. Модель кажется жизнеспособной и интересной для онлайн-игроков прежде всего потому, что рынок e-commerce в нашей стране прирастает сейчас большей частью за счет регионов, где уровень доверия к онлайн-торговле до сих пор гораздо ниже, чем в столице. А наличие пунктов выдачи (по сути, офлайновых магазинов), в которые можно «прийти лично», вполне может укрепить доверие к онлайн-продавцам. Вероятно, именно поэтому вкладываться в «офлайновое присутствие» планируют сейчас и «Сотмаркет», и «Все инструменты», и другие игроки.

Занятно, но будущее интернет-рынка во все большей степени связывается аналитиками как раз с офлайновыми инициативами.

— Развитие новых рынков хорошо иллюстрируется тем, что сейчас происходит с Facebook, — комментирует Александр Иванов из фонда «Лайф.СРЕДА». — Мы ожидаем, что именно Facebook в ближайшее время принципиально сменит концепцию, так что речь будет идти не просто о развитии форм монетизации онлайновых проектов, а о том, что у крупнейшего онлайн-игрока могут появиться офлайн-продукты. Разговоры о возможности вывода на рынок собственных смартфонов Facebook — это ведь очень неспроста! Мне кажется, это показательный «вброс», попытка «замерить рынок», стремление понять, насколько люди готовы потреблять офлайновые продукты, основываясь на высочайшей лояльности к онлайновому бренду. Не знаю, думает ли об этом Марк Цукерберг. Но мы бы точно задумались о создании банковской компании на базе Facebook. Тем более что банки на базе социальных сетей уже создаются. Один из показательных примеров — немецкий Fidorbank. Так почему бы и социальным сетям не задуматься — «в обратную сторону» — о создании банков? «Facebank» — звучит заманчиво! Лично я в свое время не вложился в акции Facebook (а люди, занимающиеся финансами, знают: мультипликаторы выше 100 долго не живут). Но вот насчет личных инвестиций в Facebank я бы подумал».

Еще одно направление движения — специализация игроков.

— Интересный вопрос, на который у меня нет ответа, — размышляет о будущем российской электронной коммерции Борис Овчинников (Data Insight), — повторится ли на российском рынке e-commerce то, что в свое время произошло в США? Я имею в виду процесс формирования большого числа очень качественных по сервису и предельно специализированных, нишевых интернет-магазинов. Мой любимый пример — торгующаяся на бирже американская публичная компания, которая специализируется исключительно на интернет-продажах автоприцепов для перевозки катеров и других крупных автомобильных «аксессуаров». Да, очень узкая ниша. Зато в ней можно стать лидером. Особенно если компания все знает и все умеет. Игроку, о котором я говорю, подобная стратегия позволяет быть весьма крупным интернет-магазином. Понятно, что создание таких магазинов требует не просто навыков «купи-продай», а значительных компетенций. И на огромном американском рынке построить такой проект, добиться масштаба бизнеса или ориентироваться на тот потенциальный масштаб, который будет окупать дорогую квалифицированную команду, — намного проще, чем в России. А риски — ниже. С другой стороны, конкуренция в России тоже ниже, сами ниши могут быть шире, а требования к команде — более скромными. Хочется надеяться, что мы вскоре станем свидетелями роста доли узкоспециализированных, но при этом потенциально очень сильных проектов.

Тенденция, о которой говорит Овчинников, может быть проиллюстрирована (а отчасти и «спровоцирована») инвестициями, которые в этом году привлек проект «Все инструменты». Да, называть его «узконишевым» сложно. Все-таки речь идет о продаже «всех» инструментов. Но по сравнению с набором успешных проектов, которые работают на рынке e-commerce, этот точно выглядит весьма и весьма специализированным. «История с инвестициями во «Все инструменты» привлекла всеобщее внимание к теме нишевых магазинов, — считает Борис Овчинников. — Полагаю, через несколько лет мы увидим, что этот пример породил некоторое количество интересных задумок и новых проектов в еще более узких нишах».

Что придется сделать игрокам российского рынка e-commerce, чтобы обеспечить рост всего сегмента и, как следствие, сохранить (а в идеале — расширить) приток инвестиций? Что нужно делать не «в будущем», а прямо сейчас?

— Рост рынка за счет увеличения количества покупателей близок к исчерпанию, — подводит итог Борис Овчинников. — Сегодня уже недостаточно «просто информировать» и делать ставку на первичный опыт пользования интернет-магазинами. Необходимо плотнее вовлекать пользователей в онлайн-шопинг, постоянно объясняя и доказывая на практике преимущества покупок в Сети. Рынку нужны новые прорывные сервисы и проекты. И, конечно, настало время изучать поведение пользователей, их ежедневный выбор между покупками в офлайне и онлайне. Изучать — и делать правильные выводы.

«Расту и в дождик, и в мороз, уже я маму перерос!» — писала Агния Барто. Что же, российскому рынку электронной коммерции пора… взрослеть. Иначе не то что не перерасти, а и не приблизиться к «маме» — эталонному и крупнейшему в мире американскому рынку e-commerce.


1 Мобильная коммерция, предполагающая совершение онлайн-покупок с помощью смартфонов.

2 T — от англ. tablet — планшетный компьютер.

3 Пока в российском сегменте электронной коммерции работает только одна публичная компания — Utinet.

 

Комментарии ВКонтакте
Яндекс.Метрика