сайт
NEW
Гадание на облаке

CLOUD COMPUTING В РОССИИ: ЧТО БЫЛО, ЧТО ЕСТЬ И ЧЕМ СЕРДЦЕ УСПОКОИТСЯ.

Изучая график зрелости технологий1, ежегодно обновляемый компанией Gartner, инвесторы смотрят налево, а потребители — направо. И правильно делают. До того как стать массовым рыночным товаром, любая технология должна прежде всего преодолеть трудную пору взросления (Technology Trigger). Именно на этом этапе венчурные инвесторы, как правило, и вкладываются в разработки, чтобы затем (если повезет) сорвать банк. Но потребителям-первопроходцам (early adopters) применять такие решения рановато. Ведь они только-только выходят из стен исследовательских лабораторий.

Если детство новинки не было омрачено трагическими обстоятельствами — скажем, появлением альтернативной технологии-киллера, следующая станция — пик завышенных ожиданий (Peak of Inflated Expectations). Все вокруг начинают громко восхищаться по поводу чарующих перспектив. Даже те, кто совершенно не понимает сути происходящего. Редкая технология, пребывающая в пубертатном возрасте, способна вынести этот шквал рукоплесканий. Так что первые шаги во взрослой жизни частенько заканчиваются обидными поражениями. И начинается период всеобщего разочарования (Trough of Disillusionment). В этот момент не успевшая справиться с подростковыми прыщиками и прочими косметическими недостатками инновация решительно никому не нравится — ни потребителям (увы, это еще не полноценный товар), ни инвесторам (вкладываться поздно).

И только избавившись от недостатков (Slope of Enlightenment), технология достигает плато продуктивности (Plateau of Productivity). То есть — начинает использоваться повсеместно.

Посмотрим на «гартнеровские горки» образца 2012 года. Ясно, что инвесторы водят хороводы вокруг 3D-сканеров, трехмерных же биопринтеров (чтобы лет через десять–двадцать можно было заглянуть в ближайшую лабораторию и заказать себе новенький орган — печень или почку — взамен износившихся). Интересуются системами automatic content recognition (в чистом виде искусственный интеллект) и присматриваются к таким чудесам, как human augmentation.

В лучах славы на пике завышенных ожиданий — трехмерная печать «неодушевленных» предметов, концепт «принеси на работу собственное мобильное устройство» (BYOD) и Complex Event Processing — новый класс сложнейших информационных систем, позволяющих собирать данные где угодно, фильтровать и анализировать их, обнаруживать корреляции и тем самым поддерживать процессы принятия решений в реальном времени.

А где же любимчики публики — «облачные» вычисления, по поводу которых в прошлом году было столько споров и восторгов? Так вот же: технологии private cloud computing только-только входят в фазу всеобщего разочарования, тогда как санки cloud computing уже почти съехали в низину. А значит, готовы распрощаться с завышенными ожиданиями и вот-вот станут массовым привычным инструментом.

Спасибо мудрецам Gartner за интересные картинки. Но что происходит с «облаками» в России? Какие настроения царят в стане поставщиков и, главное, что думают корпоративные заказчики ИТ? Ведь известно же, что заграничные тренды нам не указ. Год назад «Бизнес-журнал» уже обращался2 к теме «облаков». Тогда в качестве основного аргумента «за» выступала экономичность таких решений. Но, похоже, теперь парадигма отчасти изменилась. Все чаще звучат доводы в пользу удобства, минимизации рисков и скорости запуска «облачных» проектов.

Да, у «облачных» ИТ-решений в России уже есть некоторая история. Но, как отмечает гендиректор «Юниклауд» (ГК АйТи) Дмитрий Торшин, этот рынок у нас все еще находится где-то между «innovators» и «early adopters»: заказчики, которые внедряют «облака», — это либо новые компании, либо инноваторы, но точно — небольшие игроки:

«Те, кто покрупнее, только запускают пилотные проекты».

Так что настоящая волна миграции еще впереди. Попробуем понять, когда ее ждать.

Страшно, аж жуть

«Посмотрите, что случилось с дата-центром Amazon.сom! Какой кошмар, у Google все рухнуло! Вот она, хваленая надежность «облаков»!..» Такие истерики в СМИ, особенно в сетевых, — дело нынче привычное3. А что делать? Прессе нужны сенсации. Влияет ли этот фон на корпоративного потребителя ИТ? Еще как! Достаточно представить себе смелого российского CIO, который презентует совету директоров новую «облачную» ИТ-стратегию, когда весь Интернет полон ужасных историй о невероятно низкой надежности работы сервис-провайдеров.

Руководитель департамента ИТ компании «Разгуляй» Александр Краснов с ходу перечисляет самые неприятные детские болезни «облачных» вычислений, которые «лежат в плоскости обеспечения безопасности и надежности»:

— Когда я говорю о безопасности в этом контексте, то подразумеваю наличие гарантии от поставщика, что к нашим данным никто не получит доступа, что они не будут переданы без нашего ведома третьим лицам и что в случае возникновения нештатной ситуации мы сможем в гарантированные сроки произвести восстановление. А говоря о надежности, я имею в виду прежде всего бесперебойность предоставления услуги, работу без риска деградации производительности.

Что же, заказчиков легко понять. Хотя директор по маркетингу и альянсам компании Parallels в России, СНГ, на Ближнем Востоке и странах Африки Кон­стан­тин Анисимов уверен, что все дело в «банальном незнании и непонимании» корпоративными потребителями сути и принципов работы «облачных» ИТ-решений. Обобщая, Анисимов называет три группы опасений, чаще всего звучащих со стороны заказчиков:

— Как можно что-то личное (корпоративное) хранить непонятно где?

— Смогут ли получить доступ к моим данным, которые хранятся непонятно где, посторонние лица — мошенники, ФСБ, налоговики?

— Какова вероятность того, что мои данные сохранятся в случае ЧП (пожар, вирус, человеческая глупость)?

«Конечно, — признается технический директор Siemens Enterprise Communications в России и СНГ Сергей Члек, — негативные истории расстраивают тех, кто всерьез задумывается об использовании «облачных» сервисов у себя в организации. И вызывают злорадство у тех, кто придерживается консервативных взглядов. Хотя, на мой взгляд, в целом негатив от историй о проблемах с глобальными публичными «облаками» (такими, например, как Amazon или Google) не сильно сказывается на российских заказчиках. Поскольку даже самые «продвинутые» из них ориентируются на частные «облачные» решения, которые находятся как минимум на территории РФ, а как максимум — в их собственном периметре безопасности».

У «ОБЛАЧНЫХ» ИТ-РЕШЕНИЙ В РОССИИ УЖЕ ЕСТЬ НЕКОТОРАЯ ИСТОРИЯ. НО ЭТОТ РЫНОК У НАС ВСЕ ЕЩЕ НАХОДИТСЯ ГДЕ-ТО МЕЖДУ «INNOVATORS» И «EARLY ADOPTERS»: ЗАКАЗЧИКИ, КОТОРЫЕ ВНЕДРЯЮТ «ОБЛАКА», — ЭТО ЛИБО НОВЫЕ КОМПАНИИ, ЛИБО ИННОВАТОРЫ, НО ТОЧНО — НЕБОЛЬШИЕ ИГРОКИ

С другой стороны… чем плохи уроки, которые можно сделать, наблюдая за проблемами публичных «облачных» сервисов? К тому же все мы помним: «облака» — технология молодая. А согласно выкладкам Gartner, просто обязана пережить несколько громких (и бессчетно — незначительных) неприятностей в своей биографии.

— Понятно, — говорит Анатолий Третьяков (Fujitsu), — что неотъемлемой частью любого «облачного» проекта является минимизация большого числа рисков, главные из которых — безопасность данных, качество услуг, надежность. Так что большинство поставщиков услуг старается учиться на ошибках конкурентов. Но росту надежности способствуют и существенные затраты на R&D. Например, Fujitsu вкладывает огромные средства не только в разработку аппаратного и программного обеспечения, но и в сертификацию процессов поддержки и предоставления услуг в соответствии с лучшими мировыми практиками. А это в конечном итоге позволяет не просто «убеждать» заказчиков, а действительно гарантировать высокое качество оказываемых услуг вне зависимости от сложности и комплексности задачи.

Константин Анисимов (Pa­ral­­lels) полагает, что недоверие к «облакам» — явление временное: «К тому, что что-то «личное» вполне можно хранить не под подушкой, мы шаг за шагом привыкаем. Вот уже и деньги предпочитаем нести в банк, а не прятать под матрац. И электронной почтой пользуемся. Имеем страничку в социальной сети, где храним приватные фотографии и другие данные. Пройдет еще немного времени, и малый бизнес забудет, что когда-то нужно было иметь свой собственный сервер. Хакеры? За это надо сказать «спасибо» производителям антивирусов, которые в абсолютном большинстве случаев на пустом месте придумывают информационные поводы, подливая масла в огонь и тем самым сдерживая доверие к «облакам». К счастью, в последнее время требуется все меньше слов, чтобы убедить бизнесмена: хранить данные на серверах провайдера, которые обслуживает большая команда специалистов, где есть многоступенчатые системы защиты, — гораздо безопаснее, чем на сервере, который обслуживает единственный сисадмин. Да и тот, возможно, сомнительной квалификации».

Тогда в чем же дело? Может быть, в процессе доказательства эффективности «облаков» были допущены какие-то просчеты? Денис Андриков, заместитель технического директора по работе с заказчиками компании «Открытые Технологии», подчеркивает: в начальной точке «облачного» тренда идея не обрела своих адептов среди заказчиков потому, что потенциал «облаков» был подан не с точки зрения новой методологии потребления услуг, а в сугубо технологической, инфраструктурной трактовке. «Простая аллегория, — иронизирует Андриков, — вам предлагают персональный сервис такси в любое время по запросу, а вы концентрируете внимание на том, сколько секунд «до сотни» будет разгоняться автомобиль и есть ли высшее образование у шофера. Вот почему главными вопросами стали безопасность и интеграция с существующей инфраструктурой. Вопросы, на первый взгляд, законные и правильные, но… уводящие разговор от того, для чего нужны «облака» в действительности. Ведь, на мой взгляд, безопасность — вовсе не атрибут технологии, а вопрос доверия к поставщику услуг. При этом гораздо более важный и «недооцененный» вопрос — это окупаемость решений на базе «облачных» технологий. Вот на него заказчикам и нужно было ответить в первую очередь».

Президент Microsoft в России Николай Прянишников согласен: тема обеспечения безопасности и приватности данных остается одной из важнейших для компаний, которые принимают решение о выборе модели потребления ИТ. «Этот вопрос, — поясняет Прянишников, — связан во многом и с психологической готовностью компании передать внешнему поставщику услуг некоторые из своих приложений и процессов. Именно поэтому очень важно выбрать правильного партнера, который должен не только предложить привлекательную стоимость сервиса, но и предъявить определенные гарантии, которые будут закреплены в договоре. Например, компания Microsoft гарантирует бесперебойную работу своих сервисов в течение 99,9% времени, и это закреплено финансово».

Агитпроп

Поставщики ИТ уже сумели развеять некоторую часть мифов. Руководитель по развитию сервисного бизнеса IBM в России и СНГ Валерий Корниенко полагает, что самый вредный миф в отношении провайдеров услуг заключался в убежденности заказчиков: их собственные, «внутренние» ИТ-службы способны эксплуатировать информационно-технологическую инфраструктуру лучше, дешевле и более надежно. Но сегодня уже мало кто готов спорить с тем, что квалифицированный поставщик ИТ-услуг способен выполнять такую работу более эффективно и качественно.

Но корпоративный потребитель ИТ в России до сих пор считает «облака» потенциально опасными. Александр Краснов («Разгуляй») полагает, что поставщики попросту поторопились выдать желаемое за действительное. А столкнувшись с явным отторжением со стороны заказчиков — тут же завели разговор о «мифах» и «непонимании».

На радаре

Многие аналитические компании ситуацию на «облачном» рынке России до сих пор не отслеживают в принципе. А все мы знаем: гранды маркетинговой метрологии поступают таким образом до тех пор, пока пребывают в уверенности, что измерять в том или ином сегменте национального рынка попросту нечего. Разве что, по данным исследования IDC «Russia Cloud Services Market 2012–2016 Forecast and 2011 Competitive Analysis», объем российского рынка публичных и частных «облачных» операционных услуг вырос в 2011 году аж на 417,3%. Но все мы понимаем: это в чистом виде эффект «низкой базы». Чистый денежный итог — $59,38 млн. Мягко говоря, скромно…

Расходы на услуги публичных «облаков» достигли $27,35 млн, включая $3,1 млн на услуги, предоставленные в рамках модели виртуального частного «облака». В 2011 году аналитики IDC отметили резкий рост в сегменте услуг IaaS («инфраструктура как услуга»). Именно на IaaS пришлась наибольшая доля (49,6%) публичных «облачных» услуг в России, на SaaS (программное обеспечение как услуга) — 46,8%, на PaaS (платформа как услуга) — 3,6%.

Аналитики IDC отметили впечатляющий рост в сегменте частных «облаков»: расходы на такие услуги в стране подросли до $32,03 млн, причем более 75% пришлось на инфраструктурные «облачные» сервисы. По прогнозам компании, сегмент «облачных» услуг будет расти гораздо быстрее, чем российская индустрия ИТ в целом, так что к концу 2016 года совокупный объем рынка «облачных» услуг составит более $460 млн, при среднегодовом темпе роста в 50,8%.

Краснов приводит показательный пример. В России практически все поставщики услуг центров обработки данных (ЦОДов) уверяли своих клиентов, что их объекты полностью соответствуют мировым стандартам. В частности — TIA-942. Это документ, разработанный Ассоциацией изготовителей оборудования для передачи данных (Telecommunications Industry Association) и определяющий основные показатели работы дата-центров, такие как отказоустойчивость, стоимость эксплуатации, энергопотребление и т. п.

Но… «Практически все российские ЦОДы позиционируют себя как «Tier3»4, хотя большинство — реально не соответствует, — утверждает Краснов. — Правду говорят только те, кто имеет реальный сертификат соответствия. Или те, кто честно сообщает, что, например, система обеспечения электропитанием соответствует требованиям Tier3, здание дата-центра — требованиям Tier2 и так далее».

Если все так, как говорит CIO «Разгуляя», то причины откровенного фальстарта «облаков» на российском рынке — скорее следствие ошибок самих поставщиков, чем «неразвитости» руководителей ИТ-департаментов, топ-менеджеров и акционеров, которые «не понимают своего счастья».

Гендиректор «Манго Телеком» Дмитрий Бызов успокаивает: не нужно паниковать. Некоторые проблемы присущи любому рынку новых технологических решений. Кроме того, следует учитывать и «местную специфику»: «Российский рынок «облачных» сервисов развивается не так, как на Западе, где подобными решениями прежде всего интересуются крупные компании. У нас же это — скорее малый и средний бизнес. Крупный бизнес в России консервативен в отношении недорогих и эффективных решений. Он не хочет «рисковать и экономить». Ему привычны апробированные в течение многих лет промышленные технологии, под которые выстроена вся поддерживающая инфраструктура: техническая, административная, финансовая».

Директор отдела R&D компании «Рексофт» Сергей Кузнецов согласен, что место «облаков» в корпоративной ИТ-стратегии в значительной мере зависит от типа бизнеса, имеющегося ИТ-наследия и размеров компании. Однако, на его взгляд, маркетинговые усилия вендоров начинают приносить плоды: «Заказчики все более спокойно и рационально подходят к этому вопросу: если использование «облачного» сервиса сулит выгоду, а риски приемлемы, — почему бы и нет?».

Александр Краснов не считает «облачные» решения в России крупным сегментом рынка ИТ, однако полагает, что через нескольких лет это будет уже довольно заметный сектор: «Могу сказать, что в группе «Разгуляй» уже есть «облачная» стратегия. В 2012 году мы начали ставить эксперименты, а в 2013-м — начнем процесс перевода в «облака» второстепенных сервисов».

Однако и откровенным провалом дебют «облачных» сервисов в России не назовешь.

— Эти технологии уже перешли в разряд зрелых, — утверждает заместитель гендиректора Esri CIS Сергей Щербина. — Это видно хотя бы по серьезным инвестициям, которые делают провайдеры и корпоративные клиенты в развертывание частных и общественных «облаков». Достаточно упомянуть проекты Ростелекома и КРОКа. Многие из технологических вопросов уже решены, достаточно проработаны и бизнес-модели, и юридические вопросы оказания «облачных» услуг. Любопытный факт: многие уже не берут слово «облако» в кавычки. Верный признак того, что технология становится вполне стандартной и обыденной. Даже государственные органы начинают переносить некоторые приложения в «облака».

А президент Microsoft в России Николай Прянишников уверен, что решения на базе частных «облаков» в России и вовсе демонстрируют «взрывной рост»: «Леруа Мерлен», Российский государственный торгово-экономический университет, «Связной», «Кредит Европа Банк» — вот лишь несколько примеров компаний из разных сегментов бизнеса, которые активно используют частное «облако» для решения своих бизнес-задач».

Наконец, «облака» — не настолько уж непривычная технология. «С момента запуска MSN в 1994 году Microsoft создает и запускает веб-службы, — напоминает Прянишников. — Более 200 веб-служб и веб-порталов компании размещены на хостинге «облачной» инфраструктуры, включая такие знакомые службы для пользователей, как Windows Live Hotmail и Live Search, и такие службы для бизнеса, как Microsoft Dynamics CRM Online, Windows Azure и Office 365. Так что разработанные нами методики и политики основываются на более чем 15-летнем опыте обеспечения безопасности данных в Интернете. В частности, процесс Secure Development Lifecycle, применяемый Microsoft, обеспечивает соблюдение безопасности и конфиденциальности на всех этапах — от разработки программного обеспечения до процесса обслуживания. Защита информации осуществляется на пяти различных уровнях: уровне данных, приложения, узла, сети и физическом уровне. Ну и, наконец, у нас большая команда специалистов, которые отвечают за работоспособность дата-центров и, тем самым, постоянную доступность «облачных» сервисов. Между тем компании малого и среднего бизнеса зачастую даже не имеют в своем штате ИТ-специалиста».

Аргументы и факты

Какие доводы способны убедить компанию всерьез присмотреться к ассортименту глобального «супермаркета» «облачных» решений? Для Александра Краснова («Разгуляй») это прозрачность расходов, экономическая целесообразность, отсутствие неиспользуемых мощностей («платим только за реально используемые»), возможность оперативной масштабируемости, отсутствие необходимости в эксплуатации собственного оборудования и его обслуживания. Если перечисленные условия предоставления сервиса выполняются — компания готова слушать предложения провайдеров «облачных» услуг. Однако в запасе у Краснова имеются и другие требования. Прежде всего — безопасность, надежность и стабильность сервиса. Кроме того, клиент должен убедиться, что заявленная оперативная масштабируемость (сегодня обрабатываем в «облаке» сто тысяч транзакций в сутки, а завтра сервис-провайдер должен обеспечить уже миллион операций, причем, что называется, «по щелчку») — не «дутая». Наконец, любая крупная компания хочет, чтобы «облачные» сервисы полностью согласовывались с действующим законодательством.

На что поставщикам следует упирать прежде всего? Валерий Корниенко (IBM) считает, что самый красноречивый аргумент — экономическая эффективность. Сергей Щербина (Esri CIS) говорит об «экономии благодаря отказу от развертывания предприятиями собственной ИТ-инфраструктуры и ее дальнейшей поддержки». Но делает важную оговорку: заказчикам требуются точные количественные обоснования. А вот с этим уже сложнее.

Как показал грустный результат многолетних попыток запустить в России рынок ИТ-аутсорсинга5 (который так и не «взлетел»), клиенты и поставщики оценивают одни и те же параметры совершенно по-разному. Во всем мире аутсорсеры нашли общий язык с корпоративными потребителями ИТ. В России — нет. Правда, с «облаками» эта история вряд ли повторится в точности. Как минимум малый и средний бизнес вовсю используют «облачные» сервисы. Но трудно не согласиться с Сергеем Щербиной, который призывает поставщиков не использовать одни и те же доводы в общении с разными клиентами: «Аргументы для разных участников процесса принятия столь важного решения, как переход на «облако», должны быть различными. Очень важно найти с каждым общий язык в близкой ему системе терминов и координат».

А этот самый «общий язык» не появится до тех пор, пока поставщики будут пытаться работать с заказчиками как с «организациями», а не как с людьми. И прежде всего — с «главными по ИТ». Зачем CIO рисковать карьерой, если против использования давно проверенных подходов пока не возражают ни топ-менеджеры, ни акционеры? К тому же следует иметь в виду целый ряд объективных, формальных ограничений. Денис Андриков («Открытые Технологии») напоминает, что «облачные» решения зачастую никак не укладываются в требования корпоративных регламентов, смена которых — задача, оказывающаяся для CIO чаще всего непосильной (здесь самый сложный случай — госструктура или предприятие с госучастием).

«Что заказчик получит в результате? — иронично вопрошает заместитель директора по науке и развитию компании «ИВК» Валерий Андреев. — Удаленный объект и браузер на десктопе? Это как-то… не совсем по ГОСТу».

Не всегда работает и метод «параллельного переноса» зарубежного опыта. «В силу специ­фики российского менталитета и законодательства глобальный опыт, к сожалению, редко находит свое применение, — признается Сергей Члек (Siemens Enterprise Communications). — Некоторые амбициозные проекты, начатые по модели западных, не стали успешными, поскольку ценность для российского потребителя не была правильно реализована. Российские корпоративные заказчики по сравнению с западными в гораздо более высокой степени озабочены безопасностью и не готовы отдавать на аутсорсинг ключевые процессы…».

Снизу — вверх

У «облачных» корпоративных ИТ-решений имеется мощный союзник. Вот уже пару лет аналитики без устали обсуждают «чудо». Если прежде информационные технологии сначала проходили «обкатку» в корпорациях, а затем «одомашнивались», то теперь заработала вдруг непривычная обратная связь. Массовое помешательство на мобильных устройствах и социальных сетях (а ведь и то и другое — элементы глобальной «облачной» парадигмы!) превратилось в мощный драйвер, способствующий изменениям в подходах корпораций к управлению своими ИТ-активами.

ЧЕМ ПЛОХИ УРОКИ, КОТОРЫЕ МОЖНО СДЕЛАТЬ, НАБЛЮДАЯ ЗА ПРОБЛЕМАМИ ПУБЛИЧНЫХ «ОБЛАЧНЫХ» СЕРВИСОВ? К ТОМУ ЖЕ ВСЕ МЫ ПОМНИМ: «ОБЛАКА» — ТЕХНОЛОГИЯ МОЛОДАЯ. А СОГЛАСНО ВЫКЛАДКАМ GARTNER, ПРОСТО ОБЯЗАНА ПЕРЕЖИТЬ НЕСКОЛЬКО ГРОМКИХ НЕПРИЯТНОСТЕЙ В СВОЕЙ БИОГРАФИИ

Николай Прянишников (Micro­soft) считает консьюмеризацию ИТ одним из ярчайших трендов. Действительно, и пользователи, и бизнес хотят иметь постоянный доступ к необходимой информации — в любое время, из любого места и с любого устройства. «Это продиктовано, — поясняет Прянишников, — в первую очередь новым стилем работы, в который все чаще включаются новые средства коммуникации — например, в социальных сетях и блогах. Аналитики агентства IDC опубликовали в сентябре этого года доклад, в котором было отмечено, что новое поколение сотрудников и руководителей, которые выросли в эпоху Интернета и считают мобильный доступ нормой, станет главной движущей силой, способствующей переходу к новой модели потребления ИТ из «облака». Этот тренд, безусловно, оказывает влияние на корпоративный сегмент и ставит перед ИТ-подразделениями совершенно новые задачи интеграции новых коммуникационных каналов и устройств в корпоративную среду».

Нужно признать, что так называемые традиционные вендоры после некоторой паузы, вызванной переосмыслением ситуации, довольно быстро предложили заказчикам обновленные, «облачные» решения. И пример Microsoft в этом смысле показателен. Так, новая версия SharePoint широко использует возможности социальных сетей, все бизнес-приложения корпоративной ERP-системы Microsoft Dynamics теперь имеют мобильные версии, а новая версия Microsoft Dynamics AX 2012 позволяет составлять платежные поручения и утверждать их непосредственно с мобильного устройства. (Явный реверанс в адрес компаний, сотрудники и руководители которых часто ездят в командировки.) Точно так же новая версия серверной операционной системы Windows Server 2012 дает возможность системным администраторам выполнять свою работу с удаленных устройств.

«Бурный рост популярности мобильных устройств, в той или иной степени использующих «облачные» архитектуры, благоприятно влияет как на приспособленность работы конечных пользователей, так и на готовность корпоративного рынка к отказу от традиционных инфраструктур, — подтверждает Анатолий Третьяков (Fujitsu). — Рынок уже давно живет в «облаках», используя все преимущества подобной организации потребления услуг — удобство, мобильность, прозрачность затрат и простоту установления связей. Добавив к этому безопасность и гарантированное качество (надежность), мы получаем корпоративный инструмент для бизнеса, полезный не только в части организации внутренних связей, но и для взаимодействия с внешним миром».

«Пользователи, — подтверждает Сергей Кузнецов («Рексофт»), — действительно быстро привыкают к новым возможностям на массовом рынке. И — неизбежно требуют этого в корпоративной среде. Так что ИТ-директорам сейчас приходится очень нелегко. Характерный пример — простота работы с документами в системе Dropbox на самых разных устройствах. Это же чудо как удобно! В корпоративных сценариях использование Dropbox не всегда допустимо, а пользователи уже вкусили прелестей и хотят такого же от ИТ-инфраструктуры своей компании».

Они повсюду

Николай Прянишников (Micro­soft) предлагает именовать 2011 год «Годом облака» в России. Что же, если оценивать структуру предложения на рынке ИТ, то «облака» действительно повсюду. Большинство популярных корпоративных решений либо уже выпущено в «облачных» вариантах, либо включает в себя новый функционал.

Ситуацию легко проиллюстрировать на примере Microsoft. Office 365 (Microsoft Office Professional Plus, «облачная» версия популярного пакета программы, а также инструментарий для совместной работы и объединенных коммуникаций — Exchange Online, SharePoint Online и Lync Online), «облачная» платформа Windows Azure, онлайн-системы для управления взаимоотношениями с клиентами CRM… Все эти продукты, которые теперь правильнее именовать сервисами, уже выстроены в новой парадигме. В 2012 году российские компании получили возможность оформить подписку на сервисы Windows Azure и оплачивать их кредитной картой или по счету (причем речь идет о расширенном функционале «облачной» платформы, объединяющем не только сервис «платформа как услуга», но и «инфраструктура как услуга»). Новая серверная платформа Windows Server 2012 также предлагает инструментарий для создания частных «облаков», а попутно позволяет использовать локальную инфраструктуру и публичное «облако» в единой информационной среде (производитель особо подчеркивает возможность их «бесшовной» интеграции».

В Microsoft уверены, что такая гибридная модель использования ИТ как раз и станет востребованной в ближайшее время, поскольку это шанс быстро и легко наращивать мощность собственной ИТ-инфраструктуры предприятия за счет публичного «облака», как только это становится необходимым. (Столь же легко, как отмечают в компании, можно и прекратить использование «облачных» сервисов.)

Ну а следом за вендорами движется целая армия локальных разработок. Во время презентации «Национальной облачной платформы О7» на выставке «Связь-Экспокомм-2012» «Ростелеком», Microsoft и «1С» представили «облачную» услугу «O7.Бизнес» — сервис, адресованный предприятиям малого и среднего бизнеса, бюджетным учреждениям, а также органам власти и местного самоуправления (речь идет об автоматизации нескольких бизнес-процессов: бух­учета, ведения клиентской базы, анализа продаж, документооборота, логистики и коммуникаций). Недавно и «КОРУС Консалтинг», один из ведущих системных интеграторов в России, объявил о начале продаж первых в России сервисов «Документооборот» и «Корпоративный портал» на базе Windows Azure.

Процесс, что называется, пошел. И похоже, что его не остановить…

Внутренний спрос

Судя по выкладкам аналитиков, все чаще растущий интерес к «облакам» проявляют не только директора по ИТ, но и «внутренние заказчики». Не случайно свои аргументы поставщики адресуют теперь не только CIO, но и CFO, и HR-директорам, и уж конечно — CEO.

«С точки зрения опытных CIO, благодаря «облакам» можно строить более эффективные сервисы для своих внутренних заказчиков, — утверждает Валерий Корниенко (IBM). — Причем начинается все с экспериментов во «внутренних облаках», а затем уже рассматриваются внешние предложения — в качестве альтернативы собственным ИТ-мощностям. Например, финансовый директор в первую очередь анализирует экономический фактор: если новые сервисы более эффективны, чем предыдущие, — он за. Кстати, эффективность «внутренних облаков» можно считать уже доказанной. Многие заказчики виртуализовали ИТ-системы, построили «облачную» инфраструктуру с целью достижения большей эффективности. Когда это удается, финансовый директор компании, разумеется, остается доволен. Для большинства генеральных директоров, конечно, «облака» остаются пока белым пятном. Но и они — при условии повышения инновационности бизнеса — тоже «за». А для кого-то это еще и дань моде».

Без спешки

Анатолий Третьяков
менеджер по маркетингу сервисных продуктов Fujitsu в России и странах СНГ

В каждом из сегментов российский рынок будет готов воспринимать «облачные» решения и услуги примерно через год–полтора после успешного запуска соответствующих проектов на Западе. В нашем случае это цепочка «Япония/США — Европа — Россия». Подавляющее большинство нынешних «облачных» проектов в России, как правило, уже имеет свои аналоги (точнее, истории успехов или неудач) в мировой практике. И это обстоятельство значительно снижает издержки, минимизирует риски подобных внедрений у нас.

Подобный опыт во многом позволяет сократить время запуска «облачных» проектов и предложений. Так, Fujitsu уже более трех лет предоставляет свои услуги по аренде «облачных» инфраструктур у себя на родине, в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Около двух лет

 

Комментарии ВКонтакте
Яндекс.Метрика